оборачиваемость электронных денег

Эмиссия электронных денег в пользу агента А характеризует операцию по предоставлению эмитенту ссуды. В то же время электронные деньги должны быть обязательно возвращены эмитенту либо агентом В (в случае совершения платежа), либо агентом А (в случае, когда платеж так и не был совершен). Таким образом, в момент эмиссии электронных денег агент А становится должником электронных денег перед эмитентом. То же утверждение справедливо и для агента В. Хранение электронных денег агентом В предполагает хранение требования на эмитента, которое агент В должен обязательно вернуть.

Эмитент одновременно выступает как дебитор и кредитор по отношению к одному и тому же агенту. Эмиссия электронных денег в пользу агента А, даже осуществленная на основе овердрафта, не определяет рост благосостояния А. Также передача электронных денег агенту В не означает уменьшения благосостояния агента А и роста благосостояния агента В. При передаче электронных денег агент А теряет право требования на эмитента, но он также освобождается от необходимости возврата этого требования. Подобным образом агент В получает право требования на эмитента, но в этой же операции он приобретает обязательство вернуть это требование эмитенту. Заключение является следующим: электронные деньги совершают чисто номинальную оборачиваемость.

Тем не менее при детальном рассмотрении эмиссия электронных денег в закрыто циркулирующей системе имеет важное экономическое следствие. Несмотря на то что эмиссия электронных денег в пользу агента А сама по себе не имеет значения, так как агент является кредитором и дебитором в один и тот же момент одной и той же суммы, когда эмиссия обусловлена платежом третьему агенту (агенту В), операция приобретает экономический смысл: платеж является осуществленным. Наш анализ показывает, что эмиссия электронных денег в пользу агента А и уничтожение этих же денег при возвращении их агентом В определяет платеж между агентами А и В. Агент В кредитуется депозитом.

Как показывает наш анализ, эмиссия электронных денег обусловлена исключительно необходимостью осуществления платежа. Возращение электронных денег эмитенту обусловлено требованием безопасности и необходимостью осуществить окончательный расчет.

Электронные деньги, выпущенные в закрыто циркулирующей системе, не являются сами по себе депозитом, но являются правом требования на депозит. Поток 2 электронного скрипа (см. схему) ни в коем случае не представляет собой поток платежа. Рассмотрение трех потоков электронного скрипа как отдельных потоков неизбежно ведет к рассмотрению электронных денег в качестве хранилища стоимости, циркулирующего между агентами. Критические замечания, которые мы сформулировали по отношению к этой интерпретации, подтверждаются проведенным нами анализом.

Следует пояснить, что в соответствии с поверхностным рассмотрением первый поток электронных денег мог бы интерпретироваться как операция по продаже финансового актива (электронных денег). Электронные деньги, созданные эмитентом, продавались бы агенту А. Продажа электронных денег означала бы предоставление ссуды со стороны владельца дохода А эмитенту. Почему следует отклонить эту интерпретацию? Если бы мы приняли ее, тогда эмитент являлся бы получателем ссуды со стороны владельца дохода А. Он уступал бы право собственности на продукцию текущего периода в обмен на право собственности на продукцию будущих периодов (воплощенное в электронных деньгах, рассматриваемых как финансовый актив). В потоке 2 за счет передачи электронных денег право собственности уступалось бы агентом А агенту В в обмен на товары/услуги (текущую продукцию). В потоке 3 агент В уступал бы эмитенту право на продукцию будущих периодов в обмен на право на продукцию его периода. Необходимо отметить, что продукция текущего периода уже присвоена агентом А благодаря потоку 2. Заключение очевидно: идея, что в потоке 1 электронные деньги уже являются финансовым активом, не позволяет объяснить необходимость в существовании потока 3.

Таким образом, наш анализ позволяет отклонить представление об электронных деньгах как финансовом активе. По нашему мнению, правильная интерпретация электронных денег может основываться лишь на рассмотрении их в качестве «виртуально обращаемых» номинальных денег, т. е. денег, создаваемых и уничтожаемых в каждом банковском платеже. Триполярный платеж, который имел только аналитическое существование, приобретает реальное существование на схеме. Несмотря на использование информационных технологий, электронные деньги по своей природе остаются чисто номинальными деньгами. Агент А осуществляет «загрузку» карты на основании депозита, размещенного в банке Bq. Поэтому право, уступленное агентом А эмитенту, является правом на депозит. Эта операция состоит в предоставлении ссуды агентом А эмитенту, который действует в качестве депозитного института, и она логически предшествует трем потокам электронных денег (электронного скрипа), выпущенных эмитентом в закрыто циркулирующих системах.