До сих пор наш анализ относился к так называемым «открытым» системам («open» systems). К этой категории принадлежат универсально принимаемые многоцелевые карты, которые позволяют совершать покупки всей номенклатуры национальной продукции. Большая же часть современных систем электронных денег являются системами более ограниченного использования. Эти системы называются «закрытыми» или «полуоткрытыми» в зависимости от номенклатуры товаров и услуг, которые могут приобретаться с их использованием. К этой категории принадлежат одноцелевые карты (single-purpose cards) и карты ограниченного целевого использования (limited-purpose cards).

Одна из главных проблем, связанных с одноцелевыми картами, состоит в возможной эволюции их использования (от «закрытых» систем к «полуоткрытым», а затем от «полуоткрытых» систем к «открытым»), означал постепенное расширение сферы использования электронных денег, выпущенных в рамках подобных систем. Закономерно возникает вопрос: становятся ли средства на одноцелевых картах при расширении сферы их использования подобными наличным деньгам? Данную проблему обозначил М. Бернкопф: «Давайте предположим, что все фотокопировальные устройства в университетской библиотеке требуют использования предоплаченной карты, эмитированной университетом. Мы рассматривали бы такую карточную систему как «закрытую» систему. Что произошло бы, если торговые автоматы в университетской библиотеке стали бы принимать нашу фотокопировальную карту? Закрытая система стала бы немного более открытой… Что, если бы вскоре после этого торговые автоматы, рестораны и газетные киоски университетского городка с множеством учреждений стали бы принимать фотокопировальную карту в качестве средства платежа за товары и услуги? Являются ли в таком случае средства на фотокопировальной карте аналогом наличных денег? Бернкопф отвечает отрицательно. По его мнению, это еще не наличные деньги, потому что они не являются универсально принимаемыми.

В соответствии с традиционной интерпретацией в качестве денег предлагается рассматривать только такие средства платежа, которые являются повсеместно принимаемыми. Однако этот критерий не является удовлетворительным. В частности, критерий принимаемости не позволяет провести четкое аналитическое разграничение между «закрытыми» и «открытыми» системами. Таким образом, становится чрезвычайно трудно интерпретировать эволюцию от «закрытой» системы, в которой электронные деньги не имеют денежного значения, к «открытой» системе, в которой электронные деньги приобретают денежное значение.

Единственный отличительный критерий традиционного анализа, основывающийся на степени принимаемости электронных денег публикой, не способен четко идентифицировать присутствие или отсутствие банковского посредничества в каждом конкретном случае. Мы предлагаем использовать более четкий и объективный критерий — эмиссионный. Этот критерий, базирующийся на теоретических принципах сущностной денежной теории, позволяет провести четкое разграничение между разными системами электронных денег, а также определить присутствие или отсутствие банковского посредничества в каждом анализируемом случае.

Проблема, связанная с расширением сферы использования электронных денег, в действительности скрывает два разных вопроса. Первый вопрос — о природе электронных денег, когда их покупательная способность ограничена единственным товаром или группой товаров. Однако за этим вопросом скрывается другой. На самом деле отличительная характеристика таких «закрытых» систем, в которых производится эмиссия одноцелевых карт, не ограничивается тем фактом, что они позволяют осуществлять покупку только единственного товара/услуги. Эти карты характеризуются другим важным свойством — эмитент карты и предприятие, производящее товары или оказывающее услуги, к которым карта предоставляет доступ, являются одним и тем же лицом. Таким образом, второй вопрос — о природе электронных денег, когда предприятие-эмитент электронных денег и предприятие-продавец товарной продукции совпадают.

При анализе закрытых и полуоткрытых систем необходимо различать эти два вопроса, которые соответствуют двум различным типам аномалий трилолярности. То, что традиционный анализ электронных денег рассматривает как один аналитический случай, соответствует в действительности двум различным направлениям анализа.

Далее мы проанализируем вторую аномалию триполярных отношений, которая возникает, когда внешнее по отношению к банковской системе предприятие ELMI выпускает электронные деньги, позволяющие осуществлять покупки только ограниченного количества товаров (одноцелевые карты или карты ограниченного целевого использования). В первом анализируемом случае предприятие ELMI осуществляет эмиссию электронных денег, которые позволяют приобрести продукцию единственного предприятия Е1. Во втором анализируемом случае предприятие ELMI осуществляет выпуск электронных денег, которые позволяют приобрести продукцию группы предприятий E1.

Использование электронных денег ограничено товарами, произведенными одним предприятием

В этом подразделе мы анализируем системы электронных денег, в которых эмитентом выступает специализированный институт — ELMI, а использование электронных денег ограничено покупкой товаров, произведенных единственным предприятием — Е1. Этот случай подобен тому, который будет анализироваться ранее, так как в обоих случаях осуществляется анализ одноцелевых карт («закрытые» системы). Однако в отличие от последующего случая, где эмитент электронных денег и продавец товаров совпадают, в настоящем случае такого совпадения нет. Таким образом, электронные деньги являются пассивом ELMI, а не предприятия Е1.

Банк Bq монстизирует продукцию предприятий Е1 и Е2 в операции платежа зарплаты в пользу владельца дохода А. Агент А заряжает свои карты электронными деньгами, выпущенными институтом ELMI. Данная операция соответствует созданию депозита А у ELMI. Этот депозит предоставляет возможность покупки всей национальной продукции, в то время как электронные деньги, выпущенные в операции загрузки карты, обладают покупательной способностью, которая ограничена единственным товаром или группой товаров, произведенных предприятием Е1. Таким образом, можно констатировать присутствие асимметрии между покупательной способностью, предоставляемой депозитом, которая распространяется на всю совокупность национальной продукции, и покупательной способностью электронных денег, выпущенных ELMI, которая ограничена товаром/товарами, произведенными предприятием E1.

Этот случай дает повод для трех различных интерпретаций операции загрузки карты, каждая из которых по-разному определяет роль, играемую эмитентом ELMI, и объясняет природу выпущенных им электронных денег. В соответствии с этими интерпретациями эмитент ELMI является либо внешним институтом по отношению к национальной денежной системе (первая интерпретация), либо макроэкономическим потребителем товаров, проданных предприятием E1 (вторая интерпретация), либо банковским посредником в операции платежа между А и Е1 (третья интерпретация).

Согласно первой интерпретации, загрузка карты является операцией предоплаты агентом А товаров предприятия Е1. Согласно второй интерпретации, загрузка карты представляет собой покупку электронных денег за счет денежного депозита в банке Bq. В результате эмиссии электронных денег предприятие ELMI приобретает покупательную способность на национальную продукцию, в то время как владелец дохода приобретает электронные деньги, покупательная способность которых ограничена товарами, произведенными предприятием Е1. Это выражается в том, что ELMI становится макроэкономическим покупателем товаров, проданных Е1. Мы отвергаем первые две интерпретации и принимаем третью, которая рассматривает деятельность ELMI как банковское посредничество при покупке товарной продукции, осуществляемое между владельцем дохода А и предприятием Е1. Эта интерпретация демонстрирует, что не существует асимметрии между покупательной способностью электронных денег и депозита в Bq.

Первая интерпретация: банк Bq действует как посредник в операции предоплаты владельцем дохода А товаров, продаваемых предприятием Е1.

При поверхностном рассмотрении асимметрия между покупательными способностями сохраняется, что позволяет интерпретировать операцию загрузки карты как операцию предоплаты агентом А товаров, произведенных предприятием Е1, в которой банк Bq действует в качестве посредника. Первая интерпретация легко может быть опровергнута.

Балансовый итог Bq, представленный в таблице, показывает, что загрузка карты (опер. 1) не приводит к соответствующему уничтожению дохода. Просто имеет место создание депозита ELMI в Bq. Таким образом, не происходит макроэкономического сбыта продукции Е1, и, следовательно, загрузка карты не представляет собой операцию предоплаты.

Таблица. Банк Bq в качестве посредника в операции предоплаты (итог Bq) 

Банк Bq

Актив

Пассив

Кредит на Е1 50 Депозит А 100 0. Монетизация продукции
Кредит на Е2 50
Депозит А 50 Депозит ELMI 50 1. Загрузка карты

Вторая интерпретация: эмитент ELMI заменяет агента А в платеже за товары, продаваемые предприятием Е1. Согласно второй интерпретации, асимметрия в покупательных способностях будет возникать вследствие покупки одной формой денег другой денежной формы. Электронные деньги, обладающие ограниченной покупательной способностью, приобретаются за счет депозита в банке Bq во время операции загрузки карты. В рамках этой интерпретации выделяются три направления обмена, связанные с электронными деньгами, каждому из которых соответствует свой поток электронных денег.

Вначале электронные деньги приобретаются агентом А в обмен на депозит в банке Bq.

Загрузка карты: покупка одного вида денег за счет другого вида.

 

Далее электронные деньги, приобретенные агентом А, используются для покупки товаров, произведенных предприятием E1.

Покупка товаров с использованием электронных денег

 

В результате осуществляется продажа электронных денег предприятием Е1 эмитенту ELMI.

Продажа электронных денег

 

На каком основании эмитент ELMI покупал бы электронные деньги у предприятия Е1? Напоминаем, что при эмиссии электронных денег в закрыто циркулирующих системах третий поток электронных денег является обязательной операцией: без этой операции (проверки и уничтожения электронных денег) платеж между агентом А и предприятием Е1 является недействительным. Вторая интерпретация позволяет сделать вывод, что использование электронных денег приводит к тому, что платеж предприятию Е1 совершает эмитент ELMI, а не агент А.

В результате использования электронных денег ELMI производит платеж предприятию Е1 вместо агента А. Эмитент ELMI становится должником агента А, который покупает товары у предприятия Е1 посредством уступки долгового требования на ELMI, возвращаемого эмитенту в результате платежа Е1. Согласно данной интерпретации, эмитент ELMI заменяет агента А в качестве макроэкономического потребителя дохода. Макроэкономическое потребление продукции будет иметь место в операции платежа предприятию Е1 депозита в Bq, приобретенного ранее ELMI за счет «продажи электронных денег» агенту А.

Таблица. ELMI в качестве макроэкономического потребителя (итог Bq)

 

Банк Вq

Актив

Пассив

Кредит на E1 SO Депозит А 100 0 Монетизация продукции
Кредит на Е2 50
Депозит А 50 Депозит ELMI 50 1 Загрузка карты
Депозит ELMI 50 Депозит E1 50 2 Ппатеж Е1

Недостаточность второй интерпретации становится очевидной при рассуждении об электронных деньгах в терминах денежных потоков (платежа). Электронные деньги, выпущенные по просьбе владельца дохода А, не находятся в его окончательном владении. Они не передаются в первом потоке платежа от А к Е1. Так же как в случае традиционной интерпретации деятельности эмитента в «открытых» системах, данная интерпретация не позволяет показать истинную природу эмитента ELMI как посредника в платежах

Третья интерпретация загрузки карты: эмитент ELMI действует как посредник в платеже между агентом А и предприятием Е1.

Согласно логике нашего анализа, эмитент ELMI действует как посредник в платежах. Депозит, приобретенный ELMI в банке Bq, олицетворяет покупательную способность, которой эмитент не может распоряжаться по собственному усмотрению. ELMI не может использовать этот депозит с целью расходования. Этот депозит следует рассматривать в качестве перечисленного (сменившего держателя) от Bq к ELMI, но по-прежнему принадлежащего владельцу дохода А. Загрузка карты представляет собой операцию по созданию депозита владельцем дохода А у эмитента ELMI. Посредническая деятельность, осуществляемая ELMI, заканчивается переводом этого депозита предприятию E1. Таким образом, ELMI действует в качестве депозитного института и посредника в платежах при приобретении владельцем дохода А продукции предприятия E1.

Тот факт, что покупательная способность электронных денег ограничена товарами, произведенными единственным предприятием Е1, не изменяет природу деятельности эмитента. Как мы показали ранее, природа деятельности эмитента полностью проявляется, когда ELMI имеет доступ к централизованной клиринговой системе. Клиринг просто заменит операцию 2, указанную в Т-счетах ELMI.

Таким образом, покупательная способность электронных денег, выпущенных ELMI, может свободно распространяться на всю совокупность национальной продукции.

Использование электронных денег ограничено товарами группы предприятий

В данном случае внешний (по отношению к национальной банковской системе) институт ELMI управляет системой электронных денег, которые могут использоваться для покупки товаров либо у предприятия Е1, либо у Е2. Этот случай выступает продолжением предыдущего случая и является его простым расширением. Загружая свои карты, владелец дохода А ничего не покупает. Загрузка карты не гасит никакого долга, так как покупательские долги в отношениях двух институтов должны появиться лишь в будущем. Только в момент покупки товаров у одного или другого из институтов возникает покупательский долг, который тотчас же будет погашен благодаря платежу электронными деньгами. В данном случае эмитент по-прежнему действует как банковский посредник.

Однако существует закономерный вопрос: как объяснить, что денежная трансакция, осуществляемая эмитентом, действительна только внутри предприятий Е1 и Е2? Ответ прост. Дело в том, что депонируемая владельцем дохода А у ELMI сумма используется только для того, чтобы погашать покупательские долги перед предприятием Е1 или Е2. С этой точки зрения сумма является не предоплаченной, а зарезервированной (предназначенной). Предназначенная для погашения внутренних покупательских долгов в отношении группы предприятий, та же сумма не сможет использоваться второй раз для погашения других долгов по отношению к другим предприятиям. Поэтому система, даже если она денежная и является «полуоткрытой», по сути остается «закрытой».

Эмитенты карт, покупательная способность которых ограничена продукцией одного или нескольких предприятий, действуют в качестве денежных посредников. Если система характеризуется как «закрытая», то это просто означает, что сумма, депонируемая у эмитента (обладающая неограниченной покупательной способностью на национальный доход), предоставляется только для покупки определенного набора товаров у предприятий Е1 и Е2.

Карты, выпущенные в рамках протоколов с ограниченной покупательной способностью, рассматриваемые в разделе, являются просто частным случаем универсально используемых (принимаемых) карт. Расширение покупательной способности от одно-целевых карт к картам с ограниченным целевым использованием и далее к универсальным картам связано просто с расширением номенклатуры товаров, которые возможно приобрести посредством карты. В процессе расширения принимаемости этих карт не происходит изменений в природе деятельности эмитента.